Петродворец (Петергоф)

По велению Петра I

Страница: 1234567
По велению Петра I
Из архивных документов известно, что через год после Полтавской битвы, 26 мая 1710 года, «царское величество изволили рассматривать место сада и назначить дело плотины, грота и фонтанов Питергофскому строению», а на следующий день, 27 мая, «царское величество в Стрелиной мызе изволил по плану рассматривать места палатному строению, с садом и прудом». 
Таким образом, уже в 1710 году у Петра существовали одновременные планы застройки Петергофа и Стрельны, сооружения приморских парков. При этом явное предпочтение Петр I отдавал Петергофу. И это не случайно. 
Дело в том, что местность, где возник Петергоф, занимала более выгодное положение: близость к морской крепости Кронштадт, составлявшей гордость царя, возможность устроить лучшую, чем в Стрельне, гавань. Закладка парков и дворцов в Петергофе началась в 1714 году, а в Стрельне – в 1716 году. Однако для одновременного строительства не хватало средств, материалов, архитекторов и квалифицированных мастеров. 
К тому же огромных трат стоило возведение самой столицы, Кронштадта, ряда загородных дворцов. А между тем шла многолетняя Северная война, стоившая государству больших средств. По этим причинам основные средства были направлены на закладку парков, устройство фонтанов и дворцов в Петергофе. Общий план резиденции Петр разработал сам. Сохранилось несколько рисунков, набросанных его рукой; в них намечена композиционная основа ансамбля: Нижний сад с морским каналом, дворец, примыкающие к нему каскады, Верхний сад, комплекс построек у самого берега. 
Но Петр не забывал и о Стрельне. Здесь предполагалось возвести грандиозный дворец, каскады, гроты, разбить огромный сад, который мог бы удивить любого иностранца. Одним словом, Стрельна должна была стать «восьмым чудом света». Такой замысел могли осуществить лишь опытные архитекторы. Петр отдал приказ своим дипломатам отыскать в европейских странах специалистов и заключить с ними долгосрочные контракты. Будучи за границей в 1716 году, он сам приложил немало усилий, чтоб привлечь в Россию лучших зодчих, садоводов, скульпторов, и в частности знаменитого в то время архитектора и парко-строителя француза А. Леблона. 
Так в Петербурге и Петергофе появились архитекторы А. Шлютер, И. Браунштейн, А. Леблон, Н. Микетти, садовых и фонтанных дел мастера Л. Гарнихфельдт, Д. Бро-кет, И. и У. Баратини, П. Суалем, скульпторы К. Растрелли, К. Оснер, Н. Пино и другие. Вместе с русскими зодчими и мастерами они претворяли в жизнь замыслы царя. Строительство в Петергофе и Стрельне явилось прекрасной школой, в которой ковались кадры отечественной инженерно-технической интеллигенции. 
Здесь начинали свою деятельность И. Устинов, Т. Усов, П. Еропкин, И. Мордвинов, много лет работал М. Земцов. Эти первые русские архитекторы, в большинстве своем – питомцы Петра, внесли огромный вклад в художественное оформление дворцово-парковых ансамблей Петергофа и Стрельны. Незаурядные способности выказали и русские мастера-строители, собранные в Петергофе почти со всей страны. Они быстро осваивали новые приемы работы и становились не только умелыми исполнителями, но и талантливыми творцами, не менее искусными в своем деле, чем их учителя-иностранцы. 
Разработчик:Территория SlavSSoft