Петродворец (Петергоф)

Петергоф

Страница: 12345
Петергоф
Фонтанным сооружениям стремились придавать вид естественного потока, ручья или водопада. Архитектурные сооружения – дворцы, «сельские хижины», «уединенные беседки», «руины», мостики – должны были подчеркивать красоту первозданного пейзажа, придавать ему романтический вид. Всячески рекламируя свой «европеизм», Екатерина II в 1778 году писала французскому философу Вольтеру: «Я страстно люблю теперь сады в английском вкусе, кривые линии, пологие скаты, пруды в форме озер; глубоко презираю прямые линии. Ненавижу фонтаны, которые мучают воду, давая ей течение, противное ее природе». 
В условиях этих веяний Петергофской конторе 6 июля 1769 года было объявлено: «&hellipея императорское величество изчустно повелеть соизволили, чтоб в петергофских садах деревьев верхи не стричь, а обстригать только по першпективам бока и низ по-прежнему». Деревья в Нижнем и Верхнем парках разрослись, сады утратили свой регулярный облик, сохранив лишь первоначальную свою планировку. 
Так, со второй половины XVIII века в строительстве Петергофа начинается второй период, связанный с созданием ряда обширных парков в новом стиле.В 1779 году на месте бывшего «Кабаньего зверинца» был разбит большой пейзажный Английский парк. По проекту архитектора Д. Кваренги здесь заложили и новый дворец. Некоторой переделке подверглись в эти годы интерьеры Большого дворца. 
Архитекторы Ж.Б. Валлен-Деламот и Ю. Фельтен, следуя стилю складывавшегося тогда русского классицизма, сделали более строгой декорировку многих помещений и придали некоторым залам большую композиционную замкнутость. В то время как Петергоф подвергался обновлению, незнатная «обывательская» Стрельна оставалась только «большим российским селом». 
2 июля 1797 года император Павел I издал указ: «Стрелину нашу мызу со всеми ее строениями и заведениями и с принадлежащими к ней деревнями и всякими угодьями всемилостивейше жалуем мы в собственность нашему любезному сыну Константину Павловичу» (с этого времени дворец стали называть Константиновским). В декабре 1803 года дворец сгорел. Правда, в довольно короткое время он был восстановлен. 
По приказанию великого князя в Стрельне в 1807 году архитектором Л. Руска был построен каменный почтовый двор, и в летнее время между Петербургом и мызой открылось движение дилижансов. Для лейб-гвардии уланского полка великий князь построил шесть казарм с конюшнями и госпиталем. 
Но вернемся снова в Петергоф. В конце XVIII – начале XIX века здесь было обновлено скульптурное убранство Большого каскада: все старые свинцовые статуи заменили бронзовыми. В декорировке каскада приняли участие известные скульпторы И. Прокофьев, М. Козловский, Ф. Гордеев, Ф. Щедрин и другие. По сторонам канала по проекту архитектора А. Воронихина установили фонтанные колоннады, а в западной части Нижнего парка – новый каскад. 
В это же время обогащалось фонтанное устройство Петергофа, реставрировались и совершенствовались гидротехнические сооружения. Вырытый в 1833 году Новосоединительный канал длиной около 5 километров увеличил приток воды к фонтанам, что позволило продлить время их действия. Изобилие воды дало возможность создать новые фонтаны в Нижнем парке, на Торговой площади и в других местах города. В петергофскую фонтанную систему в середине XIX века входило 45 километров открытых каналов, 40 прудов, 50 километров напорных трубопроводов, 4 километра тоннелей, 35 плотин, шлюзов и водопусков. 
Разработчик:Территория SlavSSoft