Регулярные парки - Дворец «Марли»

В конце Марлинской аллеи, на западной границе парка, четко выделяется бело-розовый фасад дворца «Марли». Приближаясь к нему, прежде всего, оказываешься перед большим прямоугольным прудом, окаймленным зеленым газоном. В этот «прямоугольник» и упираются три главные аллеи Нижнего парка – Березовая, Марлинская и Малибанская. 
Они связывают «Марли» со всеми основными архитектурно-парковыми сооружениями. Фасад дворца обращен на восток, в сторону пруда и аллей. Это небольшое двухэтажное здание с высокой шатровой крышей имеет довольно скромное внешнее убранство: 
по углам здания и между окнами – рустованные пилястры, в центре – ажурная решетка балкона, покоящаяся на четырех парных кронштейнах. Полукруглый фронтон, высокие застекленные двери первого и второго этажей выделяют центральную часть фасада. Все оконные проемы обрамлены прямоугольными наличниками с небольшими замковыми камнями. Этажи подчеркиваются карнизами. Окна и двери застеклены в мелкую клетку. Подходы к дворцу вымощены цветным кирпичом и каменными плитами. 
Перед западным фасадом «Марли» расстилается второй пруд, имеющий форму полукруга. Тремя каменными, мостиками он расчленен на четыре сектора. Строго геометрические очертания этих так называемых Секторальных прудов обрамлены зеленой каймой деревьев. Первоначально дворец. «Марли» называли «Малые приморские палаты», а также «Монбижу» (с французского – «моя драгоценность»). Его начали строить в мае 1721 года по проекту И. Браунштейна. Одноэтажное здание с подвалом в июле было подведено под крышу. 
После осмотра почти законченного дома Петр I распорядился надстроить второй этаж. В 1723 году «палаты на шестнадцать комнат между прудом и под ними погребы со сводами построены совсем в отделку». Резная мебель, дорогая посуда, картины составляли убранство дворца. Интерес представляла небольшая комната, стены которой были облицованы чинаровыми панелями с тончайшими резными орнаментами, исполненными Н. Пино. 
Палаты предназначались для проживания членов царской семьи и «знатных особ». В 60-е годы XVIII века дворец превратили в династический музей, где сохраняли обстановку и предметы быта петровского времени. На берегу залива около дворца был насыпан высокий земляной вал. Со стороны моря его укрепили булыжным камнем, а с юга возвели кирпичную подпорную стенку с 75 нишами. Между прудами и валом был разбит сад с фруктовыми деревьями и ягодными кустами. Здесь же находились оранжереи и теплицы. 
В нишах стенки летом в кадках устанавливались не только для «цвету, но и для плоду» шпалерные яблони, сливы и вишни. «Шпалерными» они назывались потому, что их кронам придавалась плоская форма (выращивали по шпалере – деревянной решетке), чем достигался равномерный нагрев их лучами солнца. Земляной вал высотой более 10 метров защищал плодовый сад от холодных ветров, дующих с залива. 
Плодовый сад между северным берегом Марлинского пруда и каменной подпорной стенкой сохраняется и в наши дни. Западнее дворца, за Троицким ручьем, находился питомник, а также комплекс жилых домов для прислуги и хозяйственные постройки: кузница, птичьи дворы, конюшни. Водоемы предназначались не только для украшения парка. В Прямоугольном пруду разводили рыбу редких пород, которая поставлялась к царскому столу, а Секторальные использовались в качестве садков для привозной рыбы. Ее доставляли в Петергоф со всех концов России. 
Так, 17 марта 1723 года Петр I указал: «…нынешним летом, в реке Волге, в Ярославской и Нижегородской губерниях, в государевых рыбных ловлях и в других посторонних, у ловцов купя, привесть в Санкт-Питербурх в прорезных стругах для садки в Питергоф в Большие пруды рыбы живой двадцать осетров и тридцать севрюг, и, укупя оную, везти в Санкт-Питербурх, устроя удобные суда, в которых бы рыба могла в свободности до сих мест дойти…» По замыслу Петра, эти пруды должны были стать не только декоративными и хозяйственными, но и «потешными». Летом 1724 года царь распорядился «в малые пруды насаждать рыбы, а именно: 
плотвы, окуней, язей и зделать колокольчик и повесить у полат и приучить ее звоном хлеб есть». На стене дворца повесили медный колокол, и по его звону рыба подплывала к берегу, откуда ей бросали корм. Была также сделана попытка культивировать в Марлинской пруду жемчужницы, но она оказалась, по всей видимости, неудачной. Вода в прудах освежалась постоянно, поступая к ним от ближайшего каскада «Золотая гора» и фонтанов. 
К концу XIX века здание павильона сильно обветшало. 13 мая 1898 года начальник Петергофского дворцового правления доносил в министерство двора, что в стенах дворца появились трещины, которые ежегодно заделывались известью и алебастром и окрашивались в соответствующие тона, «так что к времени высочайшего переезда в Петергоф дворец выглядел совершенно прилично». В заключение он просил, ввиду того что «Марли» находился в весьма ветхом и опасном состоянии, «запереть дворец и посетителей в него не допускать». 
Для реставрации этого архитектурного памятника создали комиссию, которую возглавил академик А. Семенов. После тщательного обследования здания комиссия пришла к выводу, что будет целесообразнее его выстроить заново. С этой целью были произведены точные обмеры дворца с фотографированием. Со всех лепных деталей сняли копии и шаблоны. Здание полностью разобрали и через год возвели его в таком же виде, какой оно имело прежде. 
После 1917 года дворец «Марли» был превращен в историко-бытовой музей. В 1941 году большая часть его убранства была вывезена в тыл и сохранилась. Но здание дворца серьезно пострадало: гитлеровцы подорвали его миной замедленного действия. В 1954-1955 годах по проекту архитектора Е. Казанской восстановлены фасады и кровля дворца. В этой работе неоценимую помощь оказали сохранившиеся в архиве материалы комиссии А. Семенова. В 1963 году Марлинский пруд очистили от вековых слоев ила, а обветшалые деревянные стенки его берегов заменили железобетонными шпунтовыми сваями и облицевали гранитом. Дворец «Марли» является одним из выдающихся памятников русской архитектуры первой четверти XVIII века. 
Разработчик:Территория SlavSSoft